У Вас отключен javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Overwatch FRPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Overwatch FRPG » Операции » [02.07.2076] Outbreak


[02.07.2076] Outbreak

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://sh.uploads.ru/UYD8u.jpg

1. Время: ~21:00
2. Погодные условия: облачно, +29 °C
3. Место действия: Стамбул, Турция
4. Участники: Лаки, Петр Кузнецов, Спасатель, Лира
5. Сюжет: Сообщение о происходящих в Турции событиях застало врасплох абсолютно всех - и мирных жителей, и правоохранительные службы, и даже агентов Овервотч. В городе, который одинаково удален от всех возможных омний, началась вспышка омнического восстания, и теперь он оказался охвачен хаосом. Поступающие через открытые источники сведения слишком противоречивы и расплывчаты, чтобы в оперативную группу можно было составить для какой-то определенной задачи. В итоге агенты были отправлены урегулировать ситуацию, подробности которой придется разведать на месте.

2

Было много вопросов. Почему машины решили начать именно отсюда? Каким образом это произошло? Почему это прошло мимо глаз правительственных служб? И, наконец, что делать как все это изменить в пользу человечества, ведь в этом развязывающейся в реальном времени противостоянии машины открыли счет в свою пользу. И в поисках хотя бы намека на них турчанка оккупировала коммуникационный модуль внутри пассажирского отсека Касатки и с суровым каменной физиономией внимала различным сводкам на турецком языке, локальные телеканалы, туркоязычные новостные службы, личные блоги, и стекло экрана планшета даже не трещало от напряжения в ее руках вопреки возможным ожиданиям. Хотя горячая кровь все-таки давала о себе знать, просто проверять оружие и снаряжение больше одного раза было бы проявлением излишней нервозности и волнения, заразительного и отнюдь не уместного, потому Йонса старалась держать себя в руках и просто занимала голову. Хотя наверняка процессоры Афины занимались анализом прямо сейчас и делали эту работу гораздо эффективнее одной скромной человеческой головы, но не стучать же в порыве праведной ярости по столу. Подумав о последнем варианте Ионса невольно наткнулась взглядом на Петра. По законам жанра ей в голову должно было прийти осознание и понимания его мировоззрения относительно разумных машин, да только знала девушка слишком многое, дабы списывать все беды человечества на чертовы причуды искусственного интеллекта. Тем более на одних правах с ними в одном транспорте летела такая же машина. И эта машина не была ей знакома в отличии от последнего члена их отряда. Лира, ее она знала еще до приглашения в Дозор, и если бы не обстановка, Лаки бы до сих пор удивлялась, насколько тесен этот мир и широки взгляды Дозора.

Транспорт уже подлетал к городу, а у отряда до сих пор не было плана, по крайней мере пока их никто не решился озвучивать.

3

-Сбой в программе.
Пётр сидел и наблюдал из иллюминатора вид приближающегося Стамбула. То здесь, то там возникали яркие жёлтые вспышки, до боли знакомые капитану. Разрывы снарядов. Недостаточно сильные, чтоб дать этому конфликту уровень наивысшей опасности и не такие слабые, чтоб плюнуть и сказать что это городские беспорядки. Омники и люди вступили в очередной конфликт. Профессия капитана Кузнецова обязывала уметь разрешать такие конфликты любым способом. Пётр предпочитал самый простой.
-Разобрали бы к чертям собачьим все эти жестянки - не было бы никакой проблемы. Сбой, чёрт, в программе. У моего соседа по утрам такие сбои регулярно, постоянно срывается на ближних. Мне теперь тоже кинуться защищать его права и пытаться исправить? - он вставил магазин в родной АК и взял наизготовку. Прицел сидел ровно, как всегда. По-другому и быть не могло.
-Ну, я обычно его прикладывал как следует - молодому человеку хватало. Становился покладистым, тихим и мирным, а с семьёй говорил исключительно вежливо. У таких как он хамство и грубость где-то в глубоко в спинном мозге. А у жестянок... - Пётр кивнул на ещё одну вспышку. -Желание подчинять и устанавливать порядок. Свой, жестяной и бездушный. И нам в этом порядке места отведено очень мало, разве что как зверушкам в зоопарке.
Его английский с недавних пор стал намного лучше, и теперь Пётр мог найти тысячу и один способ изъясниться так, чтоб напарник понял его с полуслова. Он думал произвести впечатление на новую команду, к которой его прикомандировало правительство, но пока летела только Йонса. Старая знакомая.
-МакТавиш! - русский встал, ухватившись за поручень. В его движениях была трезвость, бодрость и готовность к бою. Сегодняшее задание было для яснее и понятнее чем когда-либо. Уничтожить все агрессивные консервные банки или быть уничтоженным самому. -Мою Родину тоже пытались сжечь дотла. Не получилось. У плоти свои преимущества. - он фамильярно пнул её по киберпротезу, попытавшись разбудить. Капитану казалось что турчанка слишком погрузилась в раздумья перед экраном. Мысли мешают хорошей стрельбе.
-Мы приближаемся. Приготовь пушку, сегодня всё просто. Это война - либо мы, либо они.

4

Вообще, если не обращать внимания на видимые признаки повсеместных боёв, можно сказать, что Бренту даже нравился этот вид на ночную столицу, открывавшийся из иллюминаторов кокпита. Этот вид городских огней всегда немного будоражил фантазию, он сам бы не отказался прогуляться по таким ночным улицам в мирное время. Но возможность быть простым обывателем и наслаждаться такими мелочами жизни он променял на спасательное ремесло уже больше двадцати лет назад. Жалел об этом? Да нет. Ему нравилось спасать людей, это было делом всей его жизни и, раз уж он здесь, придётся применять свои навыки и сегодня. Просто так его бы сюда не отправили. До омнического кризиса было как-то проще. Люди любили, когда им оказывала помощь большая и сильная разумная машина. Тогда людям это казалось надёжным. А потом стало расти недоверие. Доросло до того, что программу сбора спасательных платформ упразднили, наплевав на высокую её эффективность. Любить своё дело он не переставал, даже с ростом недоверия. Может, его просто запрограммировали любить свою работу. А может у каждого разумного выделяются такие привязанности... Версия с перепрограммированием казалась ему более рациональной, ведь легко изменить тот разум, что состоит из нулей и единиц, но он предпочитал о таком не думать, тем более на задании.
 
  Сейчас ещё пока можно немного побездельничать и подумать о своём, но уже через несколько минут от такого удовольствия придётся оказаться. Делу время, потехе час. Информации о задании в этот раз совсем уж мало, может даже меньше, чем обычно. Омник даже не подумывал обременять себя планированием дальнейших действий  и решил оставить это Афине. Он прекрасно понимал, что был спроектирован и собран что бы быть обычным омником, а не тактическим продвинутым интеллектом. Так что пусть лучше каждый занимается тем, для чего приспособлен: Афина должна командовать, а Брент эти команды должен исполнять. Ей он доверял больше, чем себе.

  Он не один раз проверил своё оборудование, стараясь убить немного времени до прибытия к точке назначения. Он даже снял с крепления свою электромагнитную пушку, которая сама по себе весила больше, чем кто-либо из его новых коллег. Лучше всего, что бы эта пушка и вовсе не пригодилась, и совсем не потому что из неё очень дорого стрелять. Да и в целом, он бы предпочёл заниматься своим делом, а не палить, аля-улю, в разные стороны. Не помешал бы в команде профессиональный медик, без него будет значительно сложней.

  Из пассажирского отсека он то и дело улавливал нелестные эпитеты, типа "жестянки" и "консервные банки". Интересно, про кого речь: про всех омников разом или только про наших противников? В любом случае, у кого-то явно длинный язык. Брент подумал о том, будь у него лицо - было бы на нём выражение недовольства? Вообще, по хорошему, еще раньше стоило начать знакомство со своими новыми коллегами, но ему как обычно оказалось сложно начать разговор первым. Трое людей, один мужчина и две женщины. Мужчина выглядит как солдат, разговаривает как солдат, и, судя по тому что Брент от него слышал, думает тоже как солдат. И две женщины, странноватые. У одной механические ноги, у второй глаз. У одной из них была даже личная сова. Вот причуда. Птица казалась для Брента такой маленькой, что могла поместится у него в одной ладони. Он надеялся, что их не смутит присутствие омника на операции, направленной на противостояние, собственно, омникам и что они всё же смогут нормально сработаться. Омник считал, что для этого лучше всего, хоть немного, но всё же наладить приятельские отношения, но такое явно не входило в ближайшие перспективы.

Отредактировано Lifesaver (2017-09-10 17:53:17)

5

Несмотря на довольно скромный послужной список, Рози любила путешествовать. Ей нравилось изучать особенности стран и городов, смотреть на то, какие там люди, да и местная архитектура в большинстве мест была довольно красивой. К тому же её, как человека, у которого в крови давно поселилось ощущение взять то, что хорошо лежит, но кое-где это будет лежать лучше, интересовали и разные вещи, которые можно было доставить из общественного места в чей-то карман. За хорошую цену, конечно.
Но получилось так, что мест, помимо Парижа, Чикаго и Лас-Вегаса, накопилось в её послужном списке совсем немного. Она знала, как и что работает в Штатах, знала, что не потеряется во Франции, но новый город и новое пристанище, ожидающее её где-то там, за горизонтом, которое манило к себе новыми приключениями, было также и поиском новых связей, заработком более-менее приличной репутации и имени для себя. Это был тот единственный минус, с которым француженка не хотела уживаться каждый раз и подолгу. Ей хотелось иметь более-менее постоянный заработок и быть уверенной в завтрашнем дне. Что довольно быстро сводило на нет любую тягу к путешествиям. Иногда Розетту манило в них больше, иногда меньше, но она оставалась на одном месте. До определённого момента. Овервотч предлагал ей как раз такие экскурсии, но было глупо видеть в них только плюсы. Сейчас, например, француженка даже не особо смотрела в иллюминатор, предпочитая оглядывать всё на месте. И зная, что не получится в полной мере оценить город, когда там творится такое.
Беспокойство женщины, впрочем, никак не передалось Дэрвену, и пока тот ещё спал, без особого стеснения прикорнув на руках хозяйки. Сон совы был чутким - это чувствовала даже Лира. Тот мог внезапно проснуться и сразу же дёрнуться куда-нибудь в сторону, в первые мгновения после пробуждения не слишком контролируя себя. Чуть сильнее прижав пуховой комок к себе, Лира легонько потрясла его, затем удерживая Дэрвена от хаотичных полётов по дропшипу. Убедившись, что тот проснулся, она попыталась усадить его на плечо, как обычно, но птица осталась на том же месте, будто бы чего-то ожидая.
- Tu viens avec moi vers l'enfer et le dos ... bien, mon cher? - прошептала Рози, настойчиво подталкивая питомца к более привычному месту на плече, на которое тот в конечном итоге всё-таки перебрался, всем своим видом показывая, что ещё немного сна бы не помешало. Да, вероятно, спать в броне (Лира снимала с совы её облачение только когда по активным заданиям наблюдался полный штиль) и ещё касаясь обеих рук, одна из которых была протезом, оказывалось не слишком удобным, но верный напарник стойко показывал своё отношение из раза в раз, чем и заслуживал полное доверие и любовь со стороны Розетты.
Чтобы не выглядеть кормящей матерью с ребёнком на руках, Лира поглядывала и на своих напарников. Йонса была мрачнее тучи, и такой её Лира раньше точно не видела. Впрочем, они виделись всего пару раз, так и не успев поговорить о том, что же, собственно, привело двух наёмниц, которым не слишком важны людские жизни, в такую организацию. Однако подобный разговор в баре за кружечкой чего покрепче всё время откладывался, а теперь произошло вот это. Такие мелочи как национальность знакомых, друзей и всех прочих небезразличных француженке личностей, она упускала из виду и не любила играть в угадайку - интересовалась сама. К тому же её саму выдавал сильный акцент, который Розетта даже не пыталась как-то исправить. В общем, сейчас, примерно представляя что да как и сводя воедино то, что она уже знает о Лаки, Лире хотелось ей посочувствовать.
Но внезапному порыву подняться, присесть рядом и сказать до ужаса банальные слова помешал ещё один напарник (командир?), который был человеком довольно прямолинейным. Разумеется, везде встречались такие люди, которые думают, что говорят, и говорят, что думают. Однако своё несогласие со взглядами, раз уж капитан Кузнецов всё это говорил, Лира выразила характерным хмыканьем, а когда тот постарался приободрить Йонсу, решила вообще не вмешиваться и как-то наладить контакт с ещё одним участником их команды. Раз уж товарищ Кузнецов имеет конкретное и крайне бесхитростное мнение относительно омников, то вряд ли станет сыпать сантиментами при виде ещё одного участника их операции.
У самой Лиры отношение к омникам никогда не сводилось к чему-то одному. Да, детство было не самым хорошим, но конкретно она избежала всего того ада, который творился при омническом кризисе. Бывали в её жизни дружелюбно настроенные омники. Или агрессивные, с которыми разговор был короткий. Но, в конце концов, указания им отдавал ИИ. Который по каким-то причинам, обладая достаточным самосознанием, всё ещё помогает людям, а не присоединился к другой стороне конфликта, чётко дав понять, чего они хотят.
В общем, имея какой-никакой опыт общения с омниками, Лира зашла в тот отсек, где он находился, поприветствовала его коротким "Bonjour" и села рядом. Обрывков разговора их бравого капитана (главное не рассмеяться в его присутствии) с Йонсой не было слышно, но почему-то Рози казалось, что нелестные мнения о себе омники слышат с повышенной громкостью.
- Готов к заданию? - поинтересовалась Розетта, - Впрочем, я вижу, что готов. Но с таким арсеналом прикрытие тебе точно понадобится. Буду отстреливать всех желающих подойти с тыла или флангов, не беспокойся об этом, - улыбнулась она, - Брент, верно? Ты не против такого обращения?

6

Дропшип немного покачивало, но в целом полет можно было назвать мягким и спокойным, в отличие от того, что происходило сейчас внизу, на улицах города. За герметичными люками было не слышно взрывов, воя сирен, человеческих криков и звуков стрельбы. Даже гул двигателей флаеров, гражданских, принадлежащих телевизионным компаниям, и военных - числящихся за армией и полицией, и тот не мог добраться до слуха агентов. Но каждый, кто видел царящий внизу беспорядок, мог легко представить себе это.
Наушники агентов ожили:
- Вы прибываете в Стамбул, - начала Афина без приветствий, но с традиционной реплики, - Правительством Турции в зоне операции объявлена чрезвычайная ситуация. По данным из открытых источников, омники подняли восстание в городе и начали беспорядочно нападать на гражданских. Ситуация усугубляется тем, что по самым оптимистичным прогнозам в Стамбуле сейчас находится не менее двадцати пяти миллионов человек, чьи жизни сейчас находятся под угрозой.

На терминале в центре десантного отделения отобразилась голографическая схема города, на которой синими и красными зонами были отмечены скопления людей и омников. И хотя красные зоны были значительно меньше синих, последние стремительно жались друг к другу, отмечая на карте наиболее важные очаги сопротивления восстанию.
- Агенты, ваша задача провести разведку на местности и доложить ситуацию в штаб. Пока не поступят дальнейшие указания, займитесь спасением людей и сопровождением до точек эвакуации, контролируемых полицией. К городу подходя крупные армейские силы, поэтому постарайтесь сдержать ситуацию, пока они не возьмут ее под контроль. Так как наше нахождение здесь нелегально, сведите контакты с правительственными силами к минимуму.

На короткий миг все почувствовали, что движение Косатки замедляется, и она начинает заходить на посадку. Дома в иллюминаторе стали медленно приближаться, а крошечные фигурки на залитых светом огня улицах приобрели очертания людей, бегущих в панике от других фигур  - омников, преследующих их словно одержимые.
Зависнув над крышей небольшого пятиэтажного здания, с которого можно было осмотреться перед началом действий, дропшип раскрыл боковую рампу и замер на высоте метров трех.
- Удачи, агенты.

За следующим домом виднелась двухполосная широкая дорога с брошенными по всей ширине машинами, застрявшими в пробке. Водителей в них уже не было - почти все они бросили технику и кинулись бежать, спотыкаясь друг о друга. С правой стороны дороги было видно, что за людьми следуют омники гражданской модели, одетые в самые обычные вещи по местной моде. У некоторых из них в руках можно было разглядеть подручное оружие - куски труб, камни, ножи. Но самое главное, что могло броситься в глаза внимательному наблюдателю - это сияющие красным визоры.

7

Лаки пропускала эмоциональные тирады товарища по оружию мимо ушей, не очень вежливо конечно, неуважительно, но наличие поверх ее ушей раковин наушников заранее говорили о многом. И она отреагировала только, когда на весь главный отсек дропшипа звонко прочеканили ее фамилию, а после бесцеремонно пнули по протезу. Она не спала, но отвлеклась от планшета чуть погодя, медленно и даже немного грозно поднимая взгляд на русского и в той же манере стягивая с головы аудиоустройство. Весь же внешний вид турчанки свидетельствовал о не разделении подобного ярого боевого воодушевления. Впрочем и взглядом она никого не осуждало.
- Капитан,- чуть прочистив горло и отложив в сторону оборудование, проговорила она после небольшой паузы,- это конечно война, но мы то не армия. И у нас все просто не будет. Не сегодня, это уж точно,- она далеко невесело усмехнулась, закрепила на голове шлем и опустила непрозрачное забрало, сквозь которое угрюмый взгляд турчанки можно было разве что только почувствовать,
- не жестянок мы прилетели сюда стрелять, капитан, не только для этого. Иначе бы нам порекомендовали взять больше патронов.

Судно тем временем приблизилось к точке назначения и Лаки так же заметила это даже сидя на своем месте и пристегнутая ремнями безопасности, и нет, не только благодаря виду из иллюминаторов. Но подниматься с пассажирского кресла турчанка до полной остановки транспорта не стала, торопиться на поле боя было делом опасным да и Афину послушать всегда было полезно, по крайней мере за все время Йонса ни разу об этом не жалела. Зато потом сиганула вниз первой, ей было это даже проще, чем легко.
- Какая же все это...- первые слова оперативницы, после того как она звучно, но при этом легко и даже почти мягко приземлилась на площадку крыши благодаря стабилизаторам протезов, были пропитаны смятением, ничего такого Лаки в жизни не видела,- Жуткая херня... Ладно... Так полагаю, нам туда,- она вооружилась пистолетом и сняла оружие с предохранителя. Когда-то из более ранней модели этой пушки соотечественники МакТавиш уничтожали роботов и защищали тем самым свою родную землю. Если бы только Йонса была более сентиментальной и пристрастной к легендам и славе старых героев...

8

Они вечно всё усложняли, пытались найти "бескровное" решение проблемы, хотя у омников нет ни капли крови. Оперативники "Дозора" были излишне самоуверенны, любили прикрываться сложными принципами и официальными протоколами. Эти ребята с крутыми пушками до сих пор не смогли усвоить одну простую вещь: для того чтоб кто-то на этой планете жил тихо, мирно и в согласии с соседями, нужно чтоб кто-то другой страдал.
Всегда будут угнетённые. Всегда будут угнетатели. И зачастую ты не решаешь на какой стороне оказаться.
Зачастую знаешь только то, что если не убьёшь ты - убьют тебя.
"Косатка" приземлилась на крышу мягко, как и полагается транспорту передовой модели. Капитан прицепил пояс с амуницией и гранатами, лежавший на сиденье, и выдохнул, готовясь выйти по трапу. Прямо в ещё один круг ада.
-На русском есть слова, куда лучше подходящие для описания всего этого. - Пётр взял автомат в руки и направился к выходу. Эта ночь обещала быть холодной. Потёртая, выцветшая балаклава плотно прилегала к лицу, ничуть не потеряв форму за много лет. Кузнецов не знал сколько в ней проходил. И, пожалуй, не хотел знать.
-Но я промолчу. Где остальные члены команды?
В прошлый раз, на ГЭС, всё было куда более ясно и слаженно. В миссии всё было ясно как день, а теперь капитан всё острее чувствовал себя обманутым. Руководство было немногословно, инструкции - бедными и не слишком ясными. В лучшей ситуации русский отказался бы от подобной работы, но всё более частые вспышки омнических восстаний притягивали Кузнецова как магнит. Нет ничего лучше чем фонтаны искр, вылетающих из мёртвых роботов.
Но порой всё же казалось, что считать их мёртвыми - слишком большая честь для ИИ. Они не мертвы, а отключены. В сущности, они даже не живые.
Нет ничего плохого в том, чтоб уничтожить что-то неживое, особенно если оно пытается тебя убить. Здесь неуместно слово "война" - это зачистка.
Пётр бросил косой взгляд на закрытую переборку и доносящиеся оттуда странные механические звуки. Лицо капитана обдало потоком свежего, но всё ещё жаркого воздуха ночного Стамбула. Шлю летательного аппарата тихо раскрылся, и трап плавно проскользил до упора в бетон посадочной площадки. В балаклаве и плотной военной форме стало немного жарко.
Он ненавидел жару. Наверное, даже больше чем омников.
-Меня всю дорогу преследует чувство недоговорённости. Кто они такие, агент МакТавиш?

Отредактировано Peter Kuznetsov (2017-09-14 01:53:03)

9

Застать искусственный интеллект врасплох довольно сложно, но иной раз случается. Брент, как, впрочем, и любая разумная машина, по своей природе не может отвлекаться. Хоть он и был занят "пересчётом ворон" в небе над Стамбулом, он ни на мгновение не упускал наблюдение за окружением. "Глаз" у него может быть и один, но помимо зрения омники могут получать информацию об окружающем мире такими способами, которыми не могут обладать органические существа, по крайней мере без нужной аппаратуры. Так что он, хоть и стоял спиной, быстро заметил приближение женщины. У неё была почти неслышимая и неощутимая поступь, которая и без того перебивалась шумом "Косатки". Обнаружил приближение он другим способом, ведь он мог похвастаться тем, что от прошлой работы ему досталась куча различных датчиков. Приближение хоть и не было незаметным, но всё же она застала его врасплох. Как? Она поздоровалась! Брент вспомнил свои пессимистичные прогнозы насчёт начала контакта с кем-нибудь из экипажа и уже которой раз в своей жизни подтвердил про себя, что прогнозы он составляет хреново. Та самая смуглая женщина с совой, поздоровалась на чистом французком, и потом же продолжила на английском, с заметным картавым французким акцентом. Немного, как показалось Бренту, подбодрила. Но, что самое главное, сама же предложила его прикрывать. Это было довольно широким жестом души для доверчивого искусственного разума. Да, он был доверчивым, но пока это качество ещё не успело его подвести. Если первая, вводная фраза застала его врасплох от того, что собственно с ним вообще кто заговорил "просто так", то вторая, про прикрытие, заставила замешкаться. Она была права в том, о чём Брент не задумался: хоть он и был бронирован как танк, но все уязвимые места за бронёй не спрячешь, и он по прежнему был хорошей мишенью для стрельбы с тыла. Чувство замешательства пролетело за секунду и Брент надеялся, что это никак не выразилось внешне.

  - Брент, верно? Ты не против такого обращения? - Хорошо, что Брент не может забыть имена членов команды, сообщённые Афиной, иначе было бы попросту неудобно оказаться в ситуации, когда оппонент знает твоё имя, а ты его - нет.

  У Брента была единственная возможность выражать эмоции - он использовал жесты. Многие из них были загружены еще на этапе сборки, как необходимый элемент для социализации, а некоторые он выучивал сам. Так он узнал из какой-то передачи про этническое разнообразие, что у европейских народностей взгляд в глаза считается жестом уважения. Он сделал аккуратный шаг назад и присел напротив мисс Мур на одно колено, чтоб выравнять разницу в росте. Женщина сама сидела, так что получилось установить линию взгляда почти вровень. Он знал, что не был мастером красного слова, но всё же попытался что-то из себя выдавить.

  - Да, можете называть меня как хотите, если это не будет включать в себя оскорбления моей личности и идеалов.  Насчёт оскорблений - просто шучу! Очень приятно услышать о том, что вы готовы оказывать мне помощь, мисс Мур. Вы так же можете.., ну.., если по нам начнут стрелять, - он опустил кулак в открытую ладонь, - можете прятаться прямо за меня! Я, вроде как, пуленепробиваемый... - Он сильно надеялся, что от него не разило напыщенностью, он этого терпеть не мог.

  Брент протянул раскрытую ладонь к ней, для обмена рукопожатий, что было для него значимым жестом.

  ***

  Голос Афины, который транслировался прямо у него в голове, наконец-то дал чёткое понятие о том, чем придётся заниматься в ближайшее время, что наконец-то придало больше уверенности в предстоящем задании. "Косатка" медленно плыла на малой высоте, совсем недалеко от крыш невысоких зданий, судя по всему, спального района. Наконец, местом высадки был выбран "тот самый", подумал Брент, дом. "Тот самый", естественно, для Афины. Ему было непонятно, по каким критериям она оценивала самую подходящую посадочную площадку, но если она выбрала этот дом, значит высадка пройдёт без сучка и задоринки. Брент подождал полной остановки и выждал, пока высадятся двое его коллег. Агент МакТавиш вышла первой, за ней же агент Кузнецов. Так что он подумал, что вполне сейчас его очередь выходить наружу. Он без излишней спешки, по пути радуясь высоким потолкам в дропшипе, дошёл до люка. "Косатка" висела в нескольких метрах над крышей, по прикидкам, на высоте немного большей, чем его рост. Показания встроенного термометра говорили, что за бортом сейчас температура едва не доходит до тридцати градусов по шкале Цельсия. Вечер был жарким, а на небе не видно звёзд. Пора спрыгивать. Высота была порядочная, так что Брент попросил коллег отойти в сторону, желательно метра на три. Он подумал про себя, что если Афина выбрала именно этот дом, то ничего плохого в ближайшие секунды не должно произойти. И сиганул вниз. Полутонная махина с грохотом приземлилась с трёхметровой высоты, поверхность крыши немного треснула, а сервоприводы по всему телу громко загудели. Всё прошло без казусов, пора вперёд. Совсем недалеко от группы высадки открывался вид на дорогу, где можно было заметить копошение. Группа людей бежала от группы омников. Обычных, гражданских омников. И именно это было просто охренительно плохо. Брент догадывался, с какими именно омниками придётся иметь дело, так что он был готов к этому, но всё же надеялся на лучшее. Не проканало. Значит, целый, состоящий из разумных роботов пласт населения, был перепрограммирован. Это и делало ситуацию настолько плохой, насколько вообще может быть. Они были гражданскими, и сам Брент тоже когда-то был гражданским. У некоторых из них есть,  а может уже и были, свои семьи, мечты и амбиции, или даже домашнее животное, которое никто не покормит, если роботизированное тело его хозяина нашпигуют пулями. Не все люди понимают, что у омников тоже есть жизнь. Если бы Брент пытался сейчас объяснить, как это выглядит с его точки зрения, то в пример он бы привёл зомбиапокалипсис.   

  Но тут он припомнил свою высадку, что спускаться пришлось с приличной высоты. Если с агентом МакТавиш было всё понятно - аугментированные конечности превосходят обычные по всем качествам, а на то, как спустился агент Кузнецов, ему было наплевать, то следует помочь спуститься агенту Мур, которая не обладала механическими конечностями. Ну и в конце концов, Брент считал себя порядочным роботом, и если помогать своим новым знакомым, то чем раньше, тем лучше. Он развернулся и вытянул руки вверх.

  - Не стесняйтесь, давайте я вам помогу! - Но тут же сразу, уже запоздало, он сообразил, что это может выглядеть как жест неуважения. И неприличия. Больше всего он надеялся, что это НЕ выглядит как жест неприличия, ведь он, в конце концов, бесполый. А руки убирать уже поздно, иначе бы он показался остальным еще большим дураком, чем он есть на самом деле.

Отредактировано Lifesaver (2017-09-15 21:01:19)

10

Рози сдержанно, но всё же рассмеялась - пока что предложение Брента выглядело для неё немного комично, поскольку раньше дело никогда не доходило до того, чтобы прятаться за омников. Но сейчас стоило почаще напоминать себе, что это не привычное задание в одиночку и не работа с кем-то в паре. Сейчас на задании находится целая, пусть и немногочисленная команда, и даже если они не слишком будут ладить друг с другом вне боя, то главное остаётся неизменным - чтобы все вернулись назад. Даже если мыслить более трезво и понимать, что без травм вряд ли обойдётся, Лира старалась не задумываться о возможных потерях. Словом, она всё так же решила рассчитывать только на себя, если где-то ошибётся, потому что пока не присмотрелась к Бренту, и если он так пошутил, это потом могло бы создать определённые проблемы. Поскольку им будут противостоять омники, которых нельзя никак уговорить сначала задать вопросы, а потом стрелять, остаться в неловком положении будет означать последующую лёгкую смерть. То есть, хотелось надеяться, что лёгкую. Пытки и прочие не слишком приятные занятия занимали время, которого у омников хоть и могло быть предостаточно, но Лира надеялась, что эффективные действия для них раскрываются и в скорости проводимой операции.
В целом, Брент оставил у неё скорее хорошие впечатления, и, пожимая тому руку, она решила, что не будет лишний раз проверять на деле, насколько хорошо тот ловит пули. Всё-таки, заниматься теми, кто сокращает дистанцию, было в её интересах, и если кто-то смог подойти слишком близко, чтобы выстрелить, вина будет лежать и на ней тоже.
Слушая брифинг от Афины, Лира мысленно поблагодарила Овервотч за то, что подобной информацией распоряжается искусственный интеллект. Люди бы наверняка не смогли так же беспристрастно изложить детали задания, поскольку звучало это всё слишком уж печально, чтобы быть правдой. Конечно, омникам оказывали сопротивление - без этого никак, но... сколько из этих двадцати пяти миллионов будут живы завтра? А через неделю, если восстание затянется?
Учитывая неофициальный статус Овервотч, задачи были предельно просты. Докладывать о ситуации, спасать гражданских, не связываться с другими хорошими парнями. Мало чем отличалось от того, что обычно делала Рози. Может, пока она ещё не понимала, насколько враждебным сейчас является город. Раньше француженка с этим не сталкивалась, а та война, которая прогремела давным-давно, когда Рози была ребёнком, не оставила после себя слишком плохих воспоминаний. Что ж, сейчас у неё был уникальный шанс взглянуть на то, что случится, если мир и дальше продолжит отрицать необходимость существования Овервотч. Или если люди будут недостаточно чутки к подобного рода проблемам.
Сложнее всего в таких миссиях, несмотря на чётко поставленные задачи, было начать их. Сразу же поместить себя в образовавшуюся ячейку - где-то возле противостоящих омникам сил, но в тени, чтобы остаться незамеченными. И всеми силами постараться не разжечь ещё один конфликт локального масштаба, только пытаясь объяснить, что вот этот здоровый омник здесь затем, чтобы помочь. Вероятно, в этом и состояла главная сложность их передвижений по городу, где царил хаос. Сначала Рози не подумала о том, что такие заминки вообще могут возникнуть, но теперь это виделось ей ещё одной проблемой. И хотя Брент совершенно не был похож на распространённые модели омников, она сомневалась, что обезумевшие от происходящих в городе событий и постоянных перестрелок вояки будут сначала спрашивать, а потом стрелять. Впрочем, Афина не забыла сказать о сведении к минимуму любых контактов, наверняка имея в виду и это тоже. Ну... с другой стороны, спрятать трёхметрового омника, который дружелюбного настроен, было не так уж сложно, если говорить о целом городе.
Дропшип уже какое-то время находился в близком к высадке состоянии, но пока не спешил выдвигать трап до конца. Чем сразу же воспользовалась Лаки, покинув Косатку первой. Повторять этот рискованный трюк за ней, при живых-то ногах, Лира не стала. Брент, по-видимому, тоже не обладал терпением, и вот на этот спуск было очень интересно посмотреть. Вообще, если говорить о таких микромоментах, иметь в команде омника с такими габаритами было в чём-то опасно - он ведь вполне мог проломить крышу. Уже не говоря о том, что при бушующем в городе восстании омников, он будет смотреться очень странно, привлекать к себе внимание и, вполне вероятно, пули тех, кто старается защитить город. И если говорить о том, почему он вообще оказался с ними на одном задании, Лира больше склонялась к тому, что он вызвался сам, нежели его определили. Взволнованными остальные напарники не выглядели, и Рози считала, что пока они ещё не поняли этих простых истин. С другой стороны, всё зависело от того, насколько им плевать или не плевать на участника этой операции, который по велению судьбы не являлся человеком.
Брент, обладая, по-видимому, довольно высоко развитым этикетом, решил помочь новой знакомой, но Розетта немного помедлила - можно было спокойно дождаться полной посадки, нежели пытаться свернуть себе шею раньше времени. Впрочем, она бы наверняка смогла спрыгнуть и сама, а тут ей открывался чуть более безопасный (хотелось надеяться) спуск на эту крышу.
Выпустив Дэрвена, Лира решила воспользоваться предложенным вариантом, хоть можно было и отказаться. Но... (всегда было "но") в конце концов это было не просто банальным проявлением вежливости со стороны омника, но ещё и своеобразной проверкой на доверие. Можно было мило побеседовать, но всё равно относиться к нему предвзято, как это делал Пётр. У Лиры же такого не было, она не кривила душой (разве что чуть-чуть, если речь бы зашла о том, чтобы спрятаться за Брента как за живой щит омнический щит), поэтому аккуратно спустилась сначала к нему на руки, а когда омник опустил их ниже, спрыгнула уже на многострадальную крышу. Дэрвен пока парил рядом, не решаясь занять место на плече француженки.
- Merci, - коротко поблагодарила она. Появилось немного времени осмотреться, и пока всё было не намного хуже, чем успела представить себе Лира во время полёта. И ближайший живописный в своём гротеске вид открылся всем агентам на дорогу, где можно было увидеть то, что наверняка происходило по всему городу. И сейчас у них (ну, или по крайней мере у самой Рози) был неплохой шанс положить начало тем задачам, которые им надиктовала Афина. Отстрел (или попытка это сделать) омников на дороге вполне подходил под "помочь гражданским добраться до безопасного места", поскольку это никак не противоречило тому, чтобы убить преследователей. Или вывести их из строя, без разницы. Сейчас они расценивались как потенциальные враги, которые непременно нагонят гражданских, едва те устанут. Словом, Лира уже сейчас решила положить начало их спасательной операции, вооружившись винтовкой и прицелившись.

Заявка

Уничтожение максимально возможного числа омников, преследующих гражданских. В приоритете, конечно, те, кто находится ближе всего к людям.

11

Когда оперативники таки оказались на крыше и Лира первой открыла огонь по омникам, те ни на секунду не замедлили своего движения. Некоторые из них, пораженные прямо в синтетический мозг, безвольно валились на шоссе, тогда как другие, по которым пули проходили вскользь или попадали не в критически важные точки - продолжали свое движение к бегущим в панике людям, совершенно не отвлекаясь на стрелка с крыши. Задние ряды омников, словно не замечая павших товарище, тут же занимали освободившиеся места, спокойно ступая в буквальном смысле по головам и металлическим телам мертвых собратьев. С края крыши можно было разглядеть, что по шоссе двигалась настоящая орда омников. Почти на каждом из них была гражданская одежда, по моде ничем не уступающая той, в которую были одеты убегающие люди. При приближении уже невооруженным взглядом стало видно, что руки-манипуляторы многих из этой орды были запачканы кровью.

Движение на автостраде привлекло внимание капитана Кузнецова. В микроавтобусе, который врезался в бетонное ограждение прямо на пути следования орды, что-то мельтешило на переднем сидении. На водительском месте сидел омник, изогнувшийся назад и пытающийся вырваться из крепления, заменяющего омникам ремни безопасности. В этом не было бы ничего особенного, если бы не два маленьких ребенка, сидящих на задних сидениях микроавтобуса в маленьких креслицах. Оба были жутко испуганы и плакали навзрыд, но за стеклами их было не слышно.
Орда внезапно замерла, сгрудившись вокруг другой машины в трех десятком метров от микроавтобуса. Похоже кто-то попытался спрятаться, закрывшись внутри, но его обнаружили. Дрожащий и истошно кричащий человек забился в пол за передними и старательно уворачивался от сотен металлических рук, разбивших стекла и тянущихся к нему.

- Я подключилась к каналам связи городских служб, - сообщила Афина,- Если вдруг появятся чрезвычайные ситуации, на которые мы сможем ответить, я перенаправлю вас туда.

12

Лаки наблюдала за действом через интерфейс шлема, благо тот позволял приближать. И ей крайне не нравилось увиденное. Она даже упустила логику вопроса русского в попытках разобраться в разворачивающейся вдали картине.
- Они? Омники, гражданские... Взломанные что-ли...- минуту-другую она рассматривала толпу с характерно сияющими алыми визорами,- или ты про что?- она слегка непонимающе обернулась на капитана, а там уже подходили и остальные члены группы, так что русский мог вполне себе самостоятельно составить о них свое мнение. Ну а сама турчанка поспешила опуститься на землю, вновь приводя в движение приводы своих протезов.

- Не реагируют на потери. Действуют массой. Вооружены примитивным оружием ближнего боя. Попытаюсь отвлечь на себя и увести в сторону...- перебирая конечностями в развернутом виде она говорила в общий канал, пока Лира с переменным успехом сокращала численность противника. А потом переключилась на выделенку со штабом,- Афина, можешь подсказать, какие районы эвакуированы или опустошены?- было вообще достаточно страшно двигаться наперекор вот такой вот массе, состоящей из металла и чистой ненависти в соотношении один к одному, но что еще оставалось делать? И это еще наверняка не единственная толпа на город. Нет, точно не единственная.
Путь Йонсы пролегал как раз мимо автобуса, где еще теплилась жизнь наравне с острым желанием ее отнять. Благо омник был прочно пристегнут к сидению, на чем не помянула заостроить свое внимание турчанка прежде чем сделать пару точных выстрелов в механическую тушу, вызывая новую порцию криков и визгов детишек.
- Я бы назвала их "зомби", у них, кажется, не функционируют мыслительные функции, ну или заблокирована память,- проговорила она в общий канал, пока еще был момент, а вот времени на успокоение детишек, равно как и и желания вовсе не было, ведь громкий звук стрельбы и движение наверняка привлекли внимание толпы. Кажется они были далеко не столь умны, а потому Лаки сделала еще пару выстрелов в воздух и вооружившись клинком еще больше сократила дистанцию, но уже принявшись огибать опасную толпу, дабы завернуть агрессивных омников от пути побега гражданских. Она держала дистанцию, дабы в случае чего дать деру со всей силы, главное было случайно не споткнуться...

13

На автостраде их ждал сюрприз.
Пётр уже видел такие толпы омников, охваченных жаждой убивать. Но тогда, в прошлом, жестянки были... армией. Бандформированием, террористической организацией - оттенки не важны, а границы почти исчезают, когда дело касается оцифрованного разума. У русских омников была одна черта, которая отличала их от южных собратьев - дисциплина. Холод и непоколебимость. Они были стихийной силой, но больше напоминали грозный айсберг, а не бушующую лавину.
У омников Стамбула не было ничего общего с ними. Пётр назвал бы их чудовищами из стали и кремния, но здесь нужен был другой эпитет. Железная масса - вот чем были эти сбрендившие гражданские модели.
Возможно, если бы не один факт, Пётр даже испытывал бы стыд, убивая их. Вид убегающих людей и плачущие дети. Двое плачущих детей внутри какого-то общественного транспорта, брошенного прямо на пути хищных жестянок. И внутри был омник, горящий красным светом сбоивших диодов - верный признак сбоя, вызывающего стремление убивать.
-Там дети! - прокричал Пётр в общий канал. Сейчас ему стало решительно плевать на всё, что творилось в отсеках воздушного судна - на то, что, похоже, в команде имеется ещё одна женщина и омник, на то что высадка была неудобной, а в операции было слишком мало деталей. В иной ситуации солдат подумал бы что это его звёздный час - возможность убить как можно больше омников и затмить товарищей по команде по всем фронтам. Но Кузнецов уже давно не был подростком.
-Приоритетная цель - спасение гражданских! Повторяю, спасение гражданских! - может быть, эти сумасшедшие из "Дозора" и были не лучшей компанией для бывшего бойца спецназа, но капитан чувствовал: они в нужном месте. Там где одновременно пролилась кровь и слеза ребёнка - самое место бойцами миротворческого отряда.
-Огонь из всех орудией, пока они не достигли машины! - Пётр вскинул автомат и прицелился. Через оптический прицел он видел как омник рвёт на себе удерживающие ремни безопасности и готовится сделать рывок к детям. Русский не стал медлить.
Йонса рванулась к автобусу раньше чем он смог как следует прицелиться. Её ПП успел изрешетить взбесившегося омника быстро и эффективно - но его механическое тело так жутко болталось в кресле, рассеивая по салону снопы искр, что Пётр не выдержал, глядя в оптику прицела.
Единственный меткий выстрел поразил безумную марионетку в центральный процессор. Теперь он точно был мёртв. На очереди были ещё несколько десятков.
А за ними - ещё сотни.
-Вытаскивай детей, Мак'Тавиш! - рука отработанным движением сорвала с пояса разгрузки ЭМИ-гранату. Пётр набрал в грудь воздуха и метнул её в наступающую лавину.

Заявка

Задерживаю омников для того чтоб Йонса смогла вытащить детей.

Отредактировано Peter Kuznetsov (2017-11-04 21:46:54)

14

"Ну надо же, посмотрите на него. Развёл тут сопли. Прямо во время операции. Иногда я сам себя не узнаю. Мне же... Не должно быть стыдно справляться с роботами. Я ведь и людей однажды убивал, хоть и совсем мало. Не замечал за собой такой двуличности. Всё это было частью спасательной операции.  А сейчас что? Спасательная операция. Может я и оправдываюсь перед собой, но насрать, если честно. Так какого хрена я тогда до сих пор думаю, стою как истукан, покуда остальные уже начали работу?"

После того, как эти мысли пронеслись в его голове, Брент не без удовольствия подметил, что он, как и все роботы, думает очень быстро. И на это самобичевание не ушло много времени. Немногим больше секунды, если быть точным. И это отлично играет на руку, когда надо анализировать ситуацию.

Картина гнетущая, но за рамки не выходящая. У Брента была фантазия и он, будучи повёрнутым на своей работе, часто представлял себя в роли спасателя в различных ситуациях, как реальных, так и нет. То что было видно сейчас - настоящий зомбиапокалипсис, почти один в один. Этих омников тоже можно назвать безмозглыми зомби. Куча сходств, за исключением механического происхождения зомби-омников: ходят толпой, огнестрелом не пользуются, сильнее среднестатистического человека, интеллекта нет, боли не чувствуют. Держать дистанцию и всё будет в порядке. Особой опасности платформе Брента не представляют. Они не могут его поцарапать, ударить, затоптать, скрутить и порвать как обычного человека из плоти и крови. Все системы герметичны, уязвимые места покрыты бронёй. При стрельбе, самое его уязвимое место - это суставные крепления, и то условно. А тут... Что они с ними сделают?

"Так что эти ребята опасности не представляют. По крайней мере для меня. А вот с остальными... Вот поэтому и не стоит испытывать жалость к ним, хоть их потенциально и можно перепрограммировать и вернуть к нормальной жизни.
Помогать отряду - значит стрелять в "зомби".
Не помогать отряду - значит запороть операцию.
Запороть операцию - не помочь людям.
Не помочь людям - неприемлемо. 
Первый пункт не выполнен, а остальные - да? Поздравляю, ты уволен и вообще иди на свалку. А ещё ты просто конченный идиот.
Так что... Вкушать весь спектр последствий будем потом. Всё равно во всём всегда виновато начальство. Да, точно."

-Приоритетная цель - спасение гражданских! Повторяю, спасение гражданских! - отвлёк его прозвучавший по связи приказ, который он, впрочем, будучи недалеко от командира Кузнецова, отлично слышал сам. Хлёсткий, громкий, но при этом лишённый паники голос отлично отрезвляет голову и выбивает лишние мысли. Сейчас, даже эти две с половиной секунды, которые он потратил на размышления, играют важную роль. За много лет спасательных операций он успел убедиться, что две секунды, порой, просто колоссальное время. Он старался придерживаться простой истины, которая его ещё никогда не подводила: "делай то, что говорят тебе те, кто умнее тебя, и не вякай". Однако у Брента всё же был карт-бланш, на случай проведения процедур вызволения кого-либо из опасной ситуации. И это уже было его решением, позволять кому-то, скорее всего менее компетентному в этом вопросе,  делать это вместо него, или сказать человеку не совать свой нос в то, в чём он не разбирается. Речь о вызволении пострадавших из обломков, завалов и т.п. И он бы предпочёл по мере необходимости сам оказывать первую помощь потенциальным пострадавшим. Нет, он даже и не позволял себе думать о том, что другие либо не умеют оказывать первую помощь, либо делают это хуже него. Просто порой крайне необходима машинная точность, расчёт и хладнокровие. Сомневаюсь, что кто-то из людей сможет при необходимости ампутировать конечность быстрее него. А чего могут стоить несколько секунд? То-то же.

-Огонь из всех орудией, пока они не достигли машины! - Новый приказ.

Два раза повторять не надо. Для выполнения приказа был выбран револьверный гранатомёт. Дистанция до микроавтобуса порядочная, взрывом не заденет. А осколки, если что, не пройдут дальше толпы. Отличное оружие для прореживания рядов такой орды.

Первый взрыв. Граната точно уложена аккурат между отрядом и микроавтобусом. Кузнецов снайперским выстрелом навсегда отключает зажатого ремнями омника в микроавтобусе.

Второй взрыв. Осколочная граната попадает в более плотное скопление, достаточно близкую к микроавтобусу. Это могло быть опасно, осколки могли достичь детей, но риск был просчитан. Командир бросает электро-глушилку.  У десятков платформ отключаются все процессы и многие из них падают на землю, однако часть из них осталась стоять. Крайне полезная штука, но Бренту по соображениям безопасности нельзя с собой такие носить.

Третий взрыв. Заряд опять попадает в центральную точку между отрядом и микроавтобусом, которое уже успело заново заполниться телами. Звуковые датчики улавливают мужской крик из машины в 28 метрах от микроавтобуса. Возле машины наблюдалась плотная толпа омников, но сильно уступающая по количеству тел толпе возле микроавтобуса. Принятие решения - несколько десятых долей секунды. Отряд без особых проблем справится без него. Человек кричит - значит, скорее всего, до него уже добрались. Шансы на спасение минимальны, но всё же есть.

Четвёртый взрыв. Брент развивая приличную скорость бросился по самой короткой траектории - по прямой. Масса, рост, прочность корпуса и скорость позволяли преодолевать толпу подобно ледоколу. Кого-то отталкивало в сторону, кого-то раздавливало под ногами. Омники цеплялись за него, но их тут же срывало трением об поток металлических тел. Тех, кто смог зацепиться повыше, Брент срывал руками и отправлял обратно. Путь до машины занял примерно шесть секунд. Не мудрствуя лукаво, Брент сорвал с хлипкого спортивного автомобиля крышу, схватил обеими руками мужчину и поднял его, как позволяла конструкция, высоко над головой. Один из особо пронырливых омников схватил его за штанину и не желал отпускать, за что куда более сильный омник треснул своей головой об него и того быстро сняло с человека вместе с куском штанины. Путь обратно занял восемь с половиной секунд. Всю дорогу взрослый мужчина вопил в паническом приступе. Брент не мог судить его за это, ведь только что его хотели порвать на лоскуты  одни омники, а теперь он летит на трёхметровой высоте в руках другого. Единственное, что не просчитал Брент, так это свой тормозной путь после того, как вырвется из толпы, поэтому ему пришлось пробежать лишние десять метров, чтоб остановиться и при этом чуть не врезаться в другую машину.

Брент положил человека на асфальт и аккуратным движением разорвал на нём верхнюю одежду. Молодой мужчина кричал и брыкался, но ничего не мог противопоставить роботу. У него был сильный стресс и панический приступ, но он всё никак не мог потерять сознание. А лучше бы потерял, это бы всё упростило. На его теле было очень много свежих гематом, которые оставили омники из толпы, цепляясь своими руками за его тело. Гематомы были разной степени тяжести: от повреждения верхнего слоя эпидермиса до порванной до крови кожи. Часть волос на голове была вырвана. Глаза были целы, в этом ему повезло. Сейчас, опьянённый адреналином, он может позволить себе не обращать внимания на боль, но когда адреналиновый шок спадёт - ему будет адски больно. Так что эти раны нужно срочно обработать и поставить укол обезболивающего. Естественно, у него это всё есть и он сможет это сделать, но человек настолько его боится, что не собирается успокаиваться и подпускать его к себе. С такой ситуацией Брент ещё не сталкивался.

- Кто-нибудь, - решил он обратится по связи - пожалуйста, попытайтесь успокоить этого человека. Скажите ему, что я хочу помочь! А если кто сможет - лучше обработайте его сами.

15

- Конечно, с людьми было бы легче.
Несмотря на то, что некоторые омники оказались выведены из строя, больше Лира не стреляла - это было слишком неэффективно, учитывая боезапас и количество живых омников. Сейчас ей хотелось как можно быстрее оказаться на мосту, чтобы использовать электрические капсулы, которые наверняка сделали бы больше в данной ситуации. Хорошо, что в их отряде оказалась Йонса, которая была готова десантироваться прямо в самую гущу. Было ли это безрассудно? Конечно, но Рози сделала бы тоже самое, если бы обладала такими навыками. Афина говорила о том, что им надо будет заниматься спасением гражданских, и Лира поначалу представила себе это как спасение куда более многочисленных групп людей, но в такой ситуации было сложно оставаться безучастным. Может, это звучало слишком уж по-геройски и не оправдывало того риска, на который сейчас шли агенты Овервотча, но была важна каждая жизнь.
Мур не спешила покидать крышу - несмотря на то, что она могла куда больше сделать на средней и ближней дистанции, там сейчас была Йонса, а какое-никакое прикрытие ей не помешало бы. Прямо как в старые добрые времена. За исключением такого немаловажного факта, что это задание было куда благороднее, чем просто пальба на улицах Вегаса и улаживание разборок местных банд.
Ясно было одно - гражданским на мосту нужна была помощь. И не просто отстрел обезумевших омников - людей надо было отвести в безопасное место. Дети были неплохо защищены, однако омники не знают усталости и, если вдруг появятся новые, они будут ломать и крушить искорёженный транспорт, пока не доберутся до людей.
Меж тем, помощь турчанке пока не требовалась, и первое, что она сделала - это угомонила омника, который пытался добраться до детей. Спасибо, Йонса.
Мысли по поводу омников Лира оставила невысказанными, но, по её мнению, они просто были взломаны. Зачастую, она не слишком разбиралась в том, что послужило причиной вывода того или иного омника из строя. Всё было просто - пока он мирный, он спокойно живёт, когда он вдруг внезапно принял скайнет, то заслуживает только выстрел в голову. Вообще, это безотказно работало со всеми. Люди не слишком отличались от омников в этом плане.
Йонса немного помедлила со спасением детей или просто не собиралась спасать их сейчас. Что ж, в этом была своя логика - транспорт пока защищал детей и омники должны были переключиться на ту, кто представлял для них наибольшую угрозу. Проблема была в том, что первых сейчас было слишком уж много, а оставлять детей было никак нельзя, даже в том случае, если можно было увести омников как можно дальше. Какова вероятность того, что на их место не придут новые?
Лира заметила и вторую цель - по количеству омников, облепивших машину неподалёку от автобуса. Дело принимало не совсем приятный оборот. Вернее, могло бы, если бы не последний участник их отряда, обладающий, наверное, самым внушительным набором оружия. Гранатомёт крайне легко справлялся с наступающими омниками, помогла и электромагнитная граната, которую швырнул капитан Кузнецов. Лира без особого энтузиазма отметила, что её полезность в данной ситуации стремится к нулю, но первоочередной задачи - обеспечивание прикрытия Йонсе - не бросила. Более того, в конце концов и Брент решил отправиться в самую гущу, что немного усложняло задачу по прикрытию. Омники не были вооружены огнестрельным оружием, но Лира всё равно стреляла, когда видела, что наиболее хитрые из них стремятся подобраться сзади, чтобы запрыгнуть на Брента и хоть как-то задержать его. И, надо признать, наличие омника в их отряде, к тому же столь неприхотливого к повреждениям и крайне эффективно расправляющегося со своими собратьями, имело свои плюсы. Тот смог без особой помощи со стороны спасти гражданского, который находился в менее удачном положении, чем дети.
Но человеку сейчас требовалась помощь другого рода, нежели наличие огромного дружелюбного омника рядом. Лира внимательно посмотрела на Петра, потом - на зависшую в воздухе Косатку, куда было сложно забраться, даже если капитан не возражал бы и подставил свои руки и плечи.
- Ну да, конечно, - усмехнулась Мур.
Это подтвердил и Брент по радиосвязи, но почему-то его слова звучали забавно. Лира сначала даже подумала, что тот не прочь, если этого человека и успокаивать будут по радиосвязи... но нет. Нужно было воспользоваться относительным затишьем и как можно быстрее добраться до дороги. Нехитрое дело - своими силами спуститься с крыши пятиэтажки и достичь нужного места. Ну, несмотря на то, что Лира не могла просто так спрыгнуть вниз и остаться в живых, бегать ей приходилось часто.
- Я займусь, - ответила она Бренту, прежде чем покинуть крышу. Оставалось надеяться, что капитан, так ратующий за спасение гражданских и детей, сможет какое-то время прикрыть Йонсу. За Брента француженка почти не волновалась, учитывая то, как отважно он бросился в гущу боя и как легко вышел из этого боя победителем.
Внутри было слишком тихо - воющий город как будто на мгновение затих, захлопнул незримую дверь, которая не пропускала ни единого звука сюда. Дом, казалось, был пуст, но Лира была уверена, что люди просто не желают выходить и до последнего будут сопротивляться, если кто-то начнёт ломиться к ним. На прочих пустяках она не заостряла внимание, пока не выбежала на улицу. Дэрвен предпочёл спуститься вниз, используя крылья, и пока не торопился садиться на плечо хозяйки, просто летя следом. Розетта надеялась, что за то недолгое время, что ей понадобилось, чтобы достичь дороги, ничего такого не произошло. Она поспешила оказаться возле гражданского и успокоить его, хотя в этой ситуации было бы куда надёжнее просто вколоть ему что-нибудь успокоительное. Люди в состоянии шока почти нкиогда не не воспринимают информацию должным образом. Тем не менее, она присела рядом с гражданским, коснулась его руки - аккуратно, чтобы не задеть свежих ран, но чтобы обратить на себя внимание.
- Мы правда хотим вам помочь, - прозвучало достаточно глупо, поскольку средств для оказания первой помощи у Лиры с собой не было, но могло бы сказать человеку о том, что ни омник, ни подошедшая женщина ему не приглючились.
- Боюсь, что пока мы будем пробираться до ближайшей больницы, ему может стать хуже. Я бы отнесла его на Косатку, чтобы оказать первую помощь. И только потом можно доставить его туда, где ему действительно помогут.
Лира взглянула на Брента, затем поискала глазами Йонсу. Похоже, в этой ситуации им не хватало лишних рук, которые бы могли помочь.

16

- Не целесообразно,- в негативной окраске раздался ее голос по радиосвязи в ответ на приказ. Конечно турчанке не хотелось возиться с детьми, они орут, паникуют, а за их жизни придется отвечать именно оперативницы в случае чего, а защитник из нее по объективным причинам посредственный. Но именно последний факт стал решающим в мгновенном порыве ослушаться приказа руководителя отряда, в атаке девушка была гораздо эффективнее, особенно когда усилиями гранатометных залпов толпа основательно поредела и металлическая махина тараном ворвалась в остатки толпы для извлечения человека из-под агрессивно настроенных жестянок, ведь МакТавиш ринулась прямиком следом, расчехлив клинок и прорубая по пути редкие алчущие крови и разрушения корпуса некогда разумных почти человечных машин.

Жужжание энергоклинка наполняло воздух, перемешиваясь с гулом массивных сервоприводов Брента и скромных механизмов протезов, пока Лаки будто бы паря над землей перескакивала с места на место вокруг проклятой машины. Всего несколько секунд ожесточенного боя и тяжелая союзная машина поддержки удалилась на нейтральные позиции. К этому времени движущихся враждебных сервоприводов в радиусе десятка метров остались считанные единицы. Взмах, рывок в сторону, бросок клинка и возвращение его на кабельном механизме, неуверенное мерцание энергии рубящей кромки говорило о низком заряде, поэтому оружие поворотом тумблера перешло в неактивный режим и отправилось в ножны сзади на пояснице.
Йонса обернулась по сторонам, стоя посреди груды раскуроченного металла, некогда разумные, имеющие права и свободы, все они были мертвы, она сняла руку с рукояти, для них все было кончено...

После перезарядке подвергся и пистолет, а сама Лаки только одарила взглядом свои тылы и позицию союзников. Они занимались каким-то раненым бедолагой. Только вот пойманный на себе взгляд Лиры ей не понравился, потому турчанке очень хотелось резко перевести внимание на округу и заняться осмотром местности, но вместо этого она медленно отправилась к ним и активировала коммуникатор. А еще она чувствовала усталость.
- Вот теперь можно и вытащить детей. Тут теперь чисто. Но мы навели столько шуму, что скорее всего это не надолго. Я думаю, мне стоит отправиться вперед, дабы мы не шли вслепую, но пока...- она достигла раненного и склонилась над мужчиной, поднимая забрало шлема. Далее последовала крайне быстрая турецкая речь, содержание которой впрочем было незамысловатым, Лаки указала на дружелюбный настрой союзного робота, на отсутствие угрозы и необходимость эвакуации, а так же очень настойчиво и даже немного ругательно попросила гражданского не паниковать, ведь этот человек вполне мог и не знать английского.
- От меня что-то еще тут требуется?- она быстро переглянулась с француженкой и оптическими сенсорами механического напарника, мужчина же тем временем сбавил градус сопротивления и видимой паники, хотя все еще продолжал дрожать от ужаса и, вероятно, боли.

17

И так каждый раз.
Каждый раз сбивалось дыхание в попытке успеть добежать до гражданского. Капитан ненавидел спасательные операции. Видеть некомбатантов на поле боя - это больше чем просто страшно. Война разом превращается из честной и справедливой в кровавую бойню, обнажает свою так старательно упрятанную под тысячами эвфемизмов людоедскую сущность. В войне с омниками должно было проливать меньше человеческой крови. Но реальность беспощадна.
Кузнецов прекратил вести огонь и быстро, едва не споткнувшись об остатки чьего-то металлического корпуса, подбежал к автобусу. Дети были целы. Силуэты омников на подходе начинали беспокоить русского всё больше, когда он различил среди них модели более опасной комплектации.
Ему так хотелось не думать о жертвах в этом конфликте, но плач и крики на непонятном языке до боли щемили сердце.
-Все. Нужно прорываться вперёд по шоссе, но у омнии, судя по всему, есть боевые единицы серьёзнее. Нам понадобится весь арсенал чтоб защитить гражданских. Моих гранат будет недостаточно. - Пётр отцепил один заряд с пояса и протянул Йонсе. -Используй любые укрытия, я не хочу чтоб тебя подстрелили. Здесь не дамба, мы как на ладони.
Дети смотрели на солдата со смесью страха, недоверия и призрачной надежды на помощь. Но Пётр понятия не имел как им помочь. Их родители наверняка с ума сходили. Пётр приложил палец к рации в шлеме и сделал единственное, чем мог помочь этим детям.
-Афина, здесь нужна спасательная группа. Кто-нибудь из государственных структур, на шоссе ещё много людей. Нас не хватит, мы можем только прикрыть их отход.
"Калашников" щёлкнул при смене магазина, и цветовой индикатор над ним загорелся синим. Здесь нужно было много энергетических патронов, но желательно вообще иметь при себе гаусс-пушку.
-Омник и... - Пётр задумался о том, как вообще можно назвать женщину, с которой он имел дело. "Дозор" слишком любил эксперименты с командным составом, и зачастую капитан не мог запомнить с кем должен был лететь на следующую операцию. Он попытался сконцентрироваться и проскрежетал зубами,  напряжённо раскапывая среди деталей памяти имя этого оперативника. Безрезультатно. -...прошу-прощения-нас-не-представили. Придётся оставить гражданских здесь, додавим жестянок. - стало заметно что его голос чуть-чуть дрожал от принятого решения. -Иначе придётся отстреливаться здесь, с детьми под боком. Омники придут, а там, впереди - ещё люди. Собираемся вместе, наш железный друг движется первым.
Под маской не было видно как меняется лицо русского с каждой репликой. Но глаза выдавали - Пётр не мог доверять омнику.
-Ничего личного, бульдозер, ты тут самый надёжный робот в черте города. Будешь прокладывать мешкам с костями дорогу и спасёшь ещё парочку, если не вздумаешь проявить характер.
Звуки выстрелов не утихали, очереди слышались то тут, то там. Очереди из орудий, которые нельзя было назвать малокалиберными. Омники могли высадиться здесь в любой момент, а это значило что группа находится в потенциальной опасности, если не имеет достаточно крепкого укрытия. Штатный робот больше всего был похож на такое.
-Выдвигаемся, впереди красные огни.

Отредактировано Peter Kuznetsov (2017-11-12 00:55:47)

18

Коллеги оперативно откликнулись на просьбу Брента. Мисс Мур спокойным и нежным голосом старалась объяснить парню о их намерениях, но он, судя по всему, не понимал по английски, поэтому должного эффекта это не возымело, несмотря на приятную интонацию голоса и жесты добрых намерений. Но за попытку Брент был благодарен. Тут же к ним подошла мисс МакТавиш и скороговоркой вывалила на него что-то близкое по смыслу к: "Твою мать, успокойся, мы хотим помочь". Это если кратко, на деле слов было в несколько раз больше. И, как парень услышал понятную и родную речь, он сразу обмяк и прислонился к стене, возле которой его усадили. Было видно, что он очень крепко сжал челюсти, зажмурил глаза  и захотел обхватить себя руками, но вовремя себя осадил, поняв, что сделает так себе ещё больнее. По щекам скатились дорожки слёз. Адреналин переставал действовать.

Мейси понял, что турок больше не будет сопротивляться и принялся за дело. Перед миссией он оставил на базе несколько инструментов, бесполезных для данной миссии, и это позволило на их место всунуть ещё одну аптечку. То есть на данный момент их у него было четыре. Доставая одну из них, он принимал решение, как правильно сейчас поступить. Важно было сделать всё как можно быстрее, поэтому обработать раны не получиться. Их очень много - тело потерпевшего вызывало ассоциации с фотографией поверхности Меркурия, с его большим количеством ударных кратеров. Только вместо планеты был молодой турок, а вместо кратеров - куча гематом. Даже если обматывать бинтами каждое крупное повреждение - на это всё равно бы ушло много времени. А надо действовать оперативно, группе необходимо двигаться дальше. Брент открыл аптечку и первым делом достал перчатки. Специальные, под размер его руки, перчатки были плотно уложены в пачку с небольшим количеством обеззараживающего раствора, так что они были стерильны. Следующим шагом Брент решил закрепить на плече человека специальный прибор, который имел настраиваемый на определённые интервалы таймер и три места под капсулы с инъекциями. Устройство позволяло вводить инъекции без посторонней помощи и соблюдая точные промежутки времени. Внимательно оглядев небольшой комплект из трёх обезболивающих, Брент решил остановиться на кабризоле. Вещество довольно новое и совсем недавно появилось на рынке. Это был хороший и мощный анальгетик, при этом без содержания опиоидов. Хорошо зарекомендовал себя при механических повреждениях костей и кровотечений - как внутренних, так и при наружных. Однако его действие проходило слишком быстро, что было главным минусом обезболивающего. Брент надёжно закрепил устройство на плече пострадавшего, предварительно поместив капсулы с кабризолом в ячейки. Первый таймер он поставил на пять секунд и по их прошествии игла резко воткнулась в кожу парня, от чего тот вздрогнул. За три секунды игла ввела внутримышечно всё содержимое капсулы. Эффект от кабризола наступал через очень быстро - примерно за минуту болевой синдром снижается до минимума. Брент выждал тридцать секунд, пока пациент не начнёт переставать проявлять признаки дискомфорта. За это время он принял решение воспользоваться большим шприцом с какой-то жёлтой биотической хреновиной. Брент не знал, что она делает. Знал только, что она резко повышает естественную регенерацию организма. Как раз то что нужно в данной ситуации. Когда турок перестал дёргаться, омник спустил с него штаны, потому что в рекомендациях, написанных на самом шприце было указание ставить укол в бедро, в четырёхглавую мышцу. Парень даже не пытался сопротивляться. И даже не дёрнулся, когда игла глубоко вошла в кожу. Вводить пришлось долго - примерно десять секунд. После всего этого Брент выдавил из блистера три таблетки антибиотика и сунул их в руку пострадавшего, вместе с поллитровой бутылкой минеральной воды, которая так же являлась необходимой вещью в аптечке. К сожалению, Брент не смог нормально загрузить в себя базу данных с турецким языком перед миссией, поэтому вместо него использовал переводчик с английского на турецкий. Его то загрузить было секундным делом, но перевод мог быть с косяками. Брент показал пальцем на таблетки.

- Три таблетки, сразу. Запивай. - парень послушно поднёс дрожащую руку ко рту и приложился к горлышку бутылки. Сделал один глоток. Второй. Третий. Когда он собирался глотнуть ещё раз, Брент отобрал у него бутылку, - Сейчас нельзя! Пей маленькие глотками. Растяни бутылку на много время. Пьёшь сразу - тебе будет хуже. Понял? А сейчас жди, сюда должны приходить спасатели. - Брент старался говорить медленно, растягивая слова и надеясь, что переводчик переведёт всё правильно. Но судя по тому, что парень кивнул на его предупреждение, омник решил, что тот его понял. С ним он закончил.

Не успел он даже встать с колен и осмотреться вокруг, как получил новый приказ от командира Кузнецова, - ...придут, а там, впереди - ещё люди. Собираемся вместе, наш железный друг движется первым. Ничего личного, бульдозер, ты тут самый надёжный робот в черте города. Будешь прокладывать мешкам с костями дорогу и спасёшь ещё парочку, если не вздумаешь проявить характер.

- Да говно-вопрос, командир. - сказал Мейси, плюнув на субординацию. Тут не армия, так что можно немного и сболтнуть чего-нибудь. В конце концов от этого он не перестанет слушаться приказов. Группа, наконец, собралась вместе, Брент снял с магнитного крепления свою основную пушку и перехватил её поудобней. - Ладно, пойдёмте. - Ему даже польстило, что его назвали бульдозером. Если бы он мог - он бы покраснел. Правда он не понял момента с "проявлением характера", но уточнить не решился. От греха подальше.

Он двинулся первым, в сторону красных источников света, которые маячили почти за границей видимости. За его спиной шли остальные оперативники. Звуки тяжёлого топанья Брента, лёгкой поступи Розетты, негромкого скрипа сервоприводов Йонсы и уверенной походки Командира сливались воедино, вместе с отдалёнными, едва слышимыми звуками стрельбы, взрывов и сталкивающихся с чем-то машин. Здесь и сейчас был маленький островок спокойствия. Пока они шли, Брент анализировал, что происходило вокруг него, пока он доставал того несчастного из машины. Показания датчиков говорили многое.

Многие платформы омников цеплялись за него, пока он бежал, и Брент думал, что они сами слетали с него. Но на самом деле по ним велась стрельба. Пули лёгко прошибали тела совсем непрочных гражданских платформ и продолжали свой путь, задорно отскакивая от его брони. По траектории попадавших пуль было понятно, что стрельба велась с крыши. Где находилась только Лира.

Это он выяснил благодаря датчику тактильного восприятия.

Когда он срывал крышу и доставал человека из автомобиля, омники вокруг не мешали ему и не нападали. Тогда он не придал этому значения. Сейчас же было понятно, что за это время вокруг него, прыгая сильно и быстро, словно большой кузнечик, расчищал пространство человек, ломая противников в ближнем бою. На такое была способна только Лаки.

Это выяснилось благодаря биологическому и электромагнитному сенсорам.

Пока он там возился, эти две женщины помогали ему в меру своих сил, расчищая пространство вокруг и позади него, за что он проникся уважением к женщинам за оперативность и самоотверженность. А так же проникся личной симпатией к Йонсе, какой ранее так же проникся к Розетте. Она бросилась в толпу, плюнув на то, что не была так же неуязвима, по крайней мере в данной ситуации, как Брент, а после угомонила чувака, что бы ему смогли оказать первую помощь...

- Мисс Мур, Мисс МакТавиш, с меня пиво, когда вернёмся. Или что вы там органики любите? И вам тоже командир, если заслужите. Не принимайте близко к сердцу, кэп, это шутка юмора такая. Вам тоже пиво.

Отредактировано Lifesaver (2017-11-20 06:41:48)

19

Избавив себя от необходимости лишний раз напоминать напарникам, что это всё-таки человеческая жизнь, Лира была озадачена вопросами его транспортировки в более безопасное место, нежели оказания первой помощи. Одно было ясно почти наверняка - внезапных дропшипов, занимающихся подобной эвакуацией и помощи можно было не ждать, а запросить вдруг Косатку прямо сюда... что ж, глупые идеи приходили в голову постоянно, но всё-таки нет. На ней отряду ещё предстоит покинуть это место, но сейчас Рози была уверена, что процесс эвакуации гражданских и отстрела омников займёт куда больше времени, чем предполагалось сначала.
Она только покачала головой в ответ на вопрос Лаки, на самом деле имея в виду ту помощь, которую мог бы в теории предоставить Брент. Проблема была только в одном: Рози не смотрела так далеко в будущее. Она вообще считала шансы этого гражданского на выживание не слишком высокими. Но теперь было понятно, что он не выживает, если Брент поможет донести его до Косатки. Это не было выходом, как и оставлять его тут. Француженка хорошо помнила приказ Афины, и собиралась было уже предложить Бренту взять пострадавшего на руки, чтобы потом захватить и детишек, и доставить всех сразу до точки эвакуации, но омник очень удивил её самим фактом оказания помощи гражданскому, а уж то, с каким вниманием к деталям он это делал, даже поразило. Теперь то пренебрежение, которое в сторону Брента высказывал их самоназванный командир, казалось ей самым что ни на есть оскорблением. Но, наверное, не стоило подливать масла в огонь раньше времени и, если, например, кто-то кому-то не нравился, всегда можно было прийти к компромиссу.
- Спасательная группа, ну да, - щуря здоровый глаз, она посматривала на Кузнецова, не слишком понимая, на что он сейчас рассчитывает, если сначала сказал о возможном наличии боевых моделей, а потом распоряжаясь о том, чтобы сюда прибыли люди, которые так или иначе будут рисковать жизнями вместо них. Их бы вообще тут не было, если бы не требовалась помощь, и перекладывать на кого-то их прямые обязанности Розетта не собиралась.
- Putain de bordel de merde.
Кажется, это было даже произнесено вслух, настолько опешила от приказа Лира. Даже не заполнила так нужную сейчас паузу, чтобы представиться. И ещё более удивительным было то, что этот приказ не вызвал особых возражений у других членов отряда. Быть может, сейчас действительно нужно было пробираться вперёд, наплевав на жизни людей и надеясь, что ими займётся кто-то другой, но обострённое чувство справедливости не дало Розетте сделать и шага. Если она и раньше не слишком жаловала такого командира, то теперь выразила прямое неподчинение приказу.
- Я не оставлю гражданских, - достаточно громко заявила она. Наверняка остальным это показалось уж слишком эмоциональным возражением, но Розетте было плевать, что их командир - человек военный, который наверняка прошёл через кучу военных операций и представляет себе, как нужно действовать в той или иной ситуации. Быть может, это и напоминало простое упрямство, но Розетта была готова напомнить каждому в их отряде, что речь идёт не о каких-то принципах, через которые она сама была не прочь порой переступить, даже когда в этом не было особой надобности. Рози не скрывала, что когда-то была воровкой. Однако сейчас речь шла о человеческих жизнях, спасение которых далось им, пусть и с небольшим, если говорить о самой Лире, но всё же трудом.
- Понимаю, что у вас тут, вероятно, многолетний опыт за спиной и моё мнение вам будет побоку, но мы тут затем, чтобы спасать гражданских, а не убивать всё, что по внешнему виду отличается от людей. Идите вперёд, если хотите, а я позабочусь о том, чтобы дети и этот раненый бедолага попали в надёжные руки.
- Если ты простой солдафон, которому плевать на всё, кроме успеха операции, то чёрт с тобой, но идти под твоим командованием я в таком случае не собираюсь.
Она отвернулась от него и решила осмотреть беднягу, которого подлатал Брент, насколько смог. Выглядел он, конечно, получше и уже немного отошёл от шока, но вряд ли мог идти сам. Лира надеялась, что остальная группа, если они пойдут за этим горе-капитаном, хотя бы немного подождут. Без лишних слов француженка решила, наконец, добраться до микроавтобуса, чтобы не без помощи протезированной руки, наконец, открыть дверь и помочь выйти детям. Те отделались только испугом, что упрощало задачу по транспортировке до точки эвакуации - наверняка они будут бояться даже отойти от спасителей. Ну, или одной спасительницы.
В конце концов, она привела детей к тому месту, где находились все остальные и вопросительно взглянула на Йонсу и Брента. О помощи не попросила, разумно рассудив, что те принесут больше пользы на передовой. И хотя омник за счёт своих габаритов и арсенала сводил на нет командную работу, если это подразумевало присутствие союзника в непосредственной близости от него, Лира считала, что одного человека недостаточно, чтобы обеспечить ему прикрытие.
- Будь осторожен на передовой, - негромко обратилась она к Бренту, - Капитан, - с усмешкой добавила Лира, - рассчитывает на тебя. Надеюсь, что они смогут обеспечить тебе хорошее прикрытие.
Если бы сейчас можно было вдруг загадать одно желание, очень подходящее для ситуации, то Розетта бы не задумываясь выбрала знание турецкого. Однако с Йонсой она не была знакома достаточно близко, чтобы приставать с этими просьбами, а внезапные желания могли скорее привести её к чему-то вроде испанского языка, но никак не турецкого. Оставалось надеяться, что раненый сможет хоть как-то пояснить, что лучше держаться поблизости, а дети, даже если увидят угрозу, будут благоразумны. На случай опасности, когда не будет времени на то, чтобы достать винтовку с крепления на спине, у Лиры был пистолет. Эффективно выводить из строя несколько целей подряд он бы вряд ли смог, но вот замедлить и подпортить, давая время на то, чтобы вооружиться основным оружием - без проблем.
- Афина, - француженка нехотя активировала коммуникатор, не зная, слышала ли та это ненужное выступление и нежелание подчиняться приказам. Сейчас было стыдно, но, как говорится, сказанного уже не воротишь, - Есть информация о том, как далеко отсюда ближайшая точка эвакуации?

20

- Капитан, вы конченый параноик,- Йонса попросту не могла сдержаться после пламенной речи лидера их отряда, после того как в ее руке оказалась граната Кузнецова, впрочем... Лидером он с каждой минутой становился все менее авторитетным, И если продолжится в том же духе, то группа не обойдется без локального управленческого кризиса, или он уже давал о себе знать? Да, Лаки определенно заметила недовольство на физиономии Рози,- по нам не было сделано не единого выстрела, это раз. Противник не организован, это два. На территории страны нет и никогда не было омний, это три. Четыре...- тут уверенную и сухую реплику турчанки прервал эмоциональное возражение снайпера, которое даже не хотелось пытаться перебить или перекричать. Да и говорила она отчасти правильные вещи. А потом почти семейная сцена с разделением группы на две части с разными идеями и целями, на которую МакТавиш скорчила крайне выразительную гримасу и, утомленная всем этим цирком, закатила глаза, правда под шлемом и непрозрачным снаружи визором этого было не заметно.
- Стоять!- рявкнула она и подняла правую руку в останавливающем жесте и, после того как внимание членов отряда было притянуто, продолжила избегая повышенных тонов,- вы оба не правы. Как бы вам не хотелось кромсать металл или быть героями, это лишь второстепенные задачи нашей миссии,- она могла понять чувства обоих недовольных, но вот объяснить, почему именно они так легко и непринужденно пропустили мимо ушей главную цель их вылазки и даже не думали подключить голову для построение вариантов дальнейших действий,- мы, если вдруг вы не поняли, разведотряд, да с большим массивным парнем под боком, но мы должны собрать данные. Нас всего четверо, у нас ограничены боеприпасы и время, скоро в город войдут основные силы и все, конфликт будет исчерпан, армейцы справятся с этими толпами за несколько часов. И нам не надо попадаться им на пути. Вы забыли?!- в ее голосе было крайнее возмущение и недовольство,- Забыли!- и злость в голосе девушки кипела не из-за разрухи ее родины, что металлическими головами омников сверкала под турецким солнцем.
Между делом, стараясь не пыхтеть от кипящих внутри эмоций, девушка склонилась над одним металлических остовов, вытащила меч, что к тому моменту накопил приемлемый заряд, и отделила голову застывшего омника от тела, дабы потом уместить ее в крепление на бедре, выглядело как трофей.
- Надеюсь из этой головы что-нибудь можно будет восстановить. Ведь... Военные все уничтожат. А потом... Потом, я расскажу как будет, о я в этом разбираюсь, потом может быть и поймут почему так случилось. А может быть даже уже знают, но молчат. И тут целое множество разнообразных вариантов, и один хуже другого, ведь в итоге все равно скажут именно то, что удобно. Поэтому включите, мать вашу, голову. Мы не авангард, мы разведка. Понимаете? А гражданские...- она повернула голову на выживших,- Прежде чем куда-то двигаться, нам нужен тактический план окружения. Омники двигались волной оттуда в эту сторону... Черт...- она не знала как разрешить эту ситуацию. Совсем. Она выполнила боевую задачу и в одиночку, собрала бы информацию, провела разведку, да, обошлось бы без подобных геройских выходок со спасением гражданских, но это была не ее работа. А еще она никогда не была командиром.
- Я считаю, нам нужно посоветоваться со штабом для уточнения приоритетов. Разделиться не вариант. Нас и так слишком мало.

21

http://s3.uploads.ru/8vB6C.png


Вы здесь » Overwatch FRPG » Операции » [02.07.2076] Outbreak